Alex Kinzer (alexkinzer) wrote in revkom2017,
Alex Kinzer
alexkinzer
revkom2017

"РУКОВОДЯЩАЯ ЦИТАТА" В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ СЕРЕДИНЫ XX ВЕКА - 3

Окончание
Начало см. ранее

Также М. Я. Гефтер выразил появившуюся в годы "оттепели" тенденцию (особенно распространенную среди историков послевоенного поколения) отношения к ленинской цитате как элементу марксистской эпистемологии, содержавшему большой эвристический потенциал. В этом контексте ленинские высказывания следовало рассматривать с точки зрения не только теоретического, но и исторического значения и наполнения. Такой подход стимулировал творческое отношение к наследию В. И. Ленина, что вносило изменения в понимание роли цитаты в историческом исследовании, усиливая в ней статус исторического источника.

М. Я. Гефтер поставил вопрос о типе развития капитализма в южных и юго-восточных районах России, который был охарактеризован в докладе как образец экстенсивной модели развития. Он считал, что в данном случае правильнее было бы применить ленинское понятие о развитии капитализма вглубь, но в любом случае следовало подходить к проблеме конкретно-исторически, с привлечением достаточной источниковой базы.

Это методологическое требование было важной стороной принципа аутентичности (т.е. подлинности, происхождения из источника) исследования в целом, формировавшегося на протяжении XIX - начала XX в. в русской классической исторической науке. Советская послевоенная историография, абсорбировавшая как результаты марксистского поиска середины 1920-х - середины 1930-х годов, так и многие традиции и наработки предшествовавшей науки, представляла сложный концептуальный конгломерат, в котором аутентичность стала приобретать боль-

стр. 160

ший удельный вес среди исследовательских принципов (в первую очередь, имеется в виду принцип партийности).

В отношении ленинского наследия аутентичность означала, что использование отдельных положений и высказываний должно было идти с учетом обстоятельств и времени создания конкретной работы. Принимать во внимание временной фактор при введении цитаты в ткань исторического повествования (т.е. дату написания того произведения, из которого она заимствуется, и соотнесенность во времени рассматривавшихся в ней и в конкретно-историческом исследовании событий) - таков был посыл. Теоретически он всеми поддерживался, но в исследовательской практике сплошь и рядом нарушался, несмотря на все "оттепельные" тенденции. Предлогом для этого было особое теоретико-методологическое значение высказывания, которое делало последнее как бы надвременным.

Историзм и директивность при использовании цитаты плохо уживались между собой. Приоритет оставался за последней. Даже делая акцент на том, что "ленинская постановка вопроса - это постановка вопроса сугубо историческая", М. Я. Гефтер спешил оговориться, что, "конечно, она теоретическая в смысле раскрытия существа положения, но в то же время сугубо историческая"75.

Эта двойственность по отношению к ленинским высказываниям выводила их из-под источниковедческой критики, обособляла от конкретно-исторических источников. Стараясь привести как можно больше высказываний по тому или иному сюжету, исследователи произвольно смешивали высказывания В. И. Ленина разных лет, без учета конкретной ситуации их возникновения.

В полной мере это проявилось и при обсуждении доклада А. В. Фадеева. Например, С. М. Дубровский апеллировал к ленинским "Письмам из далека" (время написания - март 1917 г.), в произвольной форме приводя ленинскую цитату: "Гучков, Львов, Милюков, наши теперешние министры, - не случайные люди. Они - представители и вожди класса помещиков и капиталистов"76. На основании данной в ней характеристики лидеров партии кадетов С. М. Дубровский делал выводы о характере российского империализма в конце XIX в.77

Полемика по докладу А. В. Фадеева выявила еще одну особенность использовавшихся высказываний - дидактичность. Правда, она была смягчена (как и во многих других случаях) тем обстоятельством, что их содержание скорее отмечало какое-либо явление, чем раскрывало его. Возникновение расхождений в подходах, выявившееся в процессе обсуждения, было обязано тому

стр. 161

факту, что у В. И. Ленина не было исчерпывающего наполнения термина - "развитие капитализма вширь" - с точки зрения географии и хронологии. Поэтому в данном случае цитаты оставили исследователям больше пространства в изучении этого процесса.

Анализ прений по докладу А. В. Фадеева позволил отметить еще одну важную грань в особенностях цитирования наследия классиков. Она проявлялась, в первую очередь, при соблюдении методологического требования - использовать возможно большую совокупность марксистско-ленинских высказываний по изучаемой проблематике. Ее суть сводилась к тому, что в совокупности взятых максимально полно цитат находились такие, которые выбивались из общего смыслового русла и содержали возможность продуктивных интерпретаций.

Эти высказывания можно условно обозначить как credo и anticredo цитаты. Содержание подавляющего количества используемых цитат можно было отнести к выражению credo их создателя (поскольку формулировали основные ленинские суждения), но некоторые цитаты являлись своеобразным anticredo, так как они не вписывались в общую концепцию, более того, противоречили ей.

Особенность таких anticredo цитат состояла в том, что, наличествуя в общем тексте какой-либо из работ В. И. Ленина, они не проявляли этого своего качества, оставаясь в латентной форме и явно не нарушали основной концепции, т.е. вполне выглядели credo цитатами. В другое качество они переходили в процессе цитирования, когда исследователь отрывал их от первоисточника и, сопоставляя с общей концептуальной трактовкой, делал выводы о возможности уточнения или развития последней.

Принимавший участие в дискуссии С. М. Дубровский, полемизируя с докладчиком о сущности домонополистического капитализма в России, говорил о наличии в ленинском теоретическом наследии разнонаправленных по смыслу цитат по данной проблематике. Обращаясь к А. В. Фадееву, он говорил: "Вы, Анатолий Всеволодович, берете ту формулировку В. И. Ленина, где он пишет: "Военно-феодальный империализм равняется царизму". Такая формулировка есть - совершенно бесспорно. Но у Ленина есть и другие формулировки"78. С. М. Дубровский предлагал руководствоваться иной ленинской цитатой, дававшей, по его мнению, "наиболее правильное представление о военно-феодальном империализме как об империализме, оплетенном громадными феодально-крепостническими пережитками"79.

Подчеркивание монополистических черт российского капитализма было продиктовано общей схемой социально-экономиче-

стр. 162

ского и политического развития России в преддверии XX в., в которой главенствовала политико-идеологическая составляющая. С. М. Дубровский выделял ленинские цитаты, которые характеризовали эту стадию развития капитализма как монополистическую. Он считал, что "это очень важно, потому что как раз эта вторая стадия и была важна для подчеркивания назревания в нашей стране предпосылок социалистической, пролетарской революции, потому что, - обращался он к аудитории, - пролетарскую социалистическую революцию не представите без соответствующего развития монополий, монополистического капитализма"80.

В описанной выше ситуации можно разглядеть еще одну особенность использования цитат в историческом исследовании и полемике. Цитаты не оспаривались, их правильность не ставилась под сомнение даже в случае, когда они не согласовались друг с другом. Вопрос переводился в другую плоскость - какую из них предпочесть в предпринятом исследовании.

Для обоснования своего выбора какой-либо выдержки из ленинского произведения историки часто обращались к другим его работам, в том числе подготовительным. Например, доказывая свою правоту в выборе ленинской трактовки проблем развития российского капитализма в пореформенный период, С. М. Дубровский привел в собственном, достаточно вольном пересказе и трактовке ленинскую ремарку из "Тетрадей по империализму" - "империализм в Риме". На ее основании он сделал вывод о том, что "Ленин рассматривал империализм как последний этап развития капитализма, со всеми связями и особенностями"81. Попутно заметим, что ленинская запись несет несколько иную смысловую нагрузку, что становится очевидно, если привести ее полнее (и точнее): "Империализм (Рим!) старее "национализма" (72 - 3). Но новейший (moderner) империализм базируется "в очень высокой степени" на национализме (73)..."82, т.е. В. И. Ленин размышлял о соотношении империализма и национализма.

Равноценность научно-теоретической значимости всех ленинских высказываний послужила основанием для возникновения такого явления, как "сражение" цитатами. Они были самым весомым аргументом в любой полемике. Цитаты могли разделить аудиторию на полемизирующие группы, которые, однако, не ставили под сомнение собственно высказывания классиков, а оспаривали их интерпретацию спорящей стороной.

К цитатам апеллировали как к аксиоме. В ходе обсуждения раздавались привычные фразы, вроде "Все знают, как поставил этот вопрос Ленин..." или "Я позволю себе напомнить одно место из..."83, призванные не только опереться на авторитет классиков,

стр. 163

но и отстоять свое прочтение цитаты. Наиболее оживленные споры возникали при столкновоении credo и anticredo цитат. Трактовка последних зачастую могла оцениваться как покушение на доктрину в целом, т.е. как идеологическая ошибка.

Понимание сути цитаты историки подтверждали чаще не историческими фактами, а анализом самого ленинского текста. Обсуждая возникший в ходе доклада А. В. Фадеева вопрос о статусе окраинных российских территорий, в том числе Украины, В. К. Яцунский ссылался на ленинскую работу "Империализм, как высшая стадия капитализма", а именно на составленную В. И. Лениным таблицу, содержавшую данные о колониальных владениях великих держав, включая Россию84: "Сразу видно, как Ленин клал на счетах. Украина никак у него в колонии не попадает. Совершенно ясно, что к ней отнесена только азиатская часть России"85.

В. К. Яцунский, безусловно поддерживая ленинскую оценку статуса Украины, основывался не только на конечной цитате, но и на рассмотрении привлеченных В. И. Лениным для составления таблицы статистических данных первоисточников86. В этом, безусловно, сказался его профессионализм как историка, заложенный дореволюционной исторической наукой, в которой приоритет факта (источника) оставался безусловным.

Доклад А. В. Фадеева, как и выступления его коллег отразили еще одну черту в использовании цитат из работ классиков марксизма-ленинизма - сохранение своей методологической функции. Даже будучи примененными при изучении отдельных исторических проблем в роли исторических источников или фактов историографии, они сохраняли свой особый статус. Так, докладчик оперировал данными о развитии капитализма в России в конце XIX в., которые он брал из работ В. И. Ленина, посвященных названной проблеме. Этот статистический материал А. В. Фадеев использовал при отсутствии даже элементов критики источника, безусловно на него полагаясь.

Но такой подход к использованию ленинских текстов нашел своего оппонента в лице В. К. Яцунского. Он подверг критике методику, которую применил А. В. Фадеев при рассмотрении статистического материала. В. К. Яцунский обратился к докладчику: "Далее Вы приводите [данные], что цены на Северном Кавказе на рабочие руки выше, чем цены на рабочие руки в других районах, в частности на Украине. Вы абсолютно правы, но что Вы сделали? Вы взяли у Ленина материал, который он берет из одной статьи в 90-е годы. Но у Вас есть систематический, подробный материал в источниках о ценах на рабочие руки по данным

стр. 164

Министерства земледелия в [19] 13-м году - я выписал. Действительно, Кубань стоит на первом месте... У Вас цифры выхвачены, а это цифры наблюдений... Так не годится (курсив мой. - Л. С.)"87.

Таким образом, В. К. Яцунский поставил цитируемые ленинские тексты в один ряд с источниками из Министерства земледелия, более того, отдал предпочтение последним как более репрезентативным. Он критиковал докладчика за пренебрежение первоисточниками, за использование данных из подчас случайной литературы: "Та литература, на которую Вы ссылаетесь, в частности, имела разные забытые статьи или книжку Карнауховой. Я нашел эту "замечательную" книжку экономиста, который не знает деления на губернии. А буржуазных произведений, в то же время очень важных произведений, которые дают факты, я у Вас не вижу"88.

Высказывания В. К. Яцунского весьма выпукло отобразили изменения, произошедшие в советской исторической науке в годы "оттепели", на фоне которой стало несколько легче проводить чисто исследовательский подход к изучаемым проблемам. Однако идея комплексного использования ленинских произведений и дополняющих и расширяющих их источников других видов, в пользу которой В. К. Яцунский неоднократно высказывался в ходе обсуждения доклада, разделялась не всеми его участниками.

Полемизируя с С. М. Дубровским по вопросу о том, существовал ли в России американский путь развития капитализма, он утверждал, что у В. И. Ленина говорится о начале этого типа развития89. Его оппонент, напротив, утверждал, также ссылаясь на ленинские цитаты, что "никакого американского пути в России нет"90.

В. К. Яцунский высказал предположение, что С. М. Дубровский "невнимательно читал Ленина. Ведь у Ленина говорится, что элементы, начатки есть. Следовательно, мне кажется, - продолжал В. К. Яцунский, - что Сергей Митрофанович несколько, можно сказать, односторонне понимает соответствующее место у Ленина"91.

В ответ С. М. Дубровский бросил реплику, что "это старая дискуссия!" Соглашаясь с ним, что дискуссия действительно старая, В. К. Яцунский в доказательство своей правоты обратился уже не к очередной ленинской цитате, а к работам экономистов по данным сюжетам. Он сравнил трактовки, которые давались историками и, как он называл, "экономгеографами", и отметил их яркое отличие. Экономисты на своем материале констатировали элементы американского пути развития капитализма в России,

стр. 165

тогда как историки, сказал В. К. Яцунский, обращаясь к С. М. Дубровскому, "часто принимают толкование Ваше. Оно красочно, но неправильно"92, подвел он итог.

Не вдаваясь в характеристику данных позиций, отметим появившиеся в ходе полемики особенности обращения с ленинской цитатой. Заслуживает внимания тот аспект, что в отдельных случаях отношение к ним было не слишком сковано их директивным характером. Это позволяло раскрыть их эвристический потенциал при комплексном подходе к их использованию в совокупности с другими историческими источниками.

И все же такое отношение к цитируемому материалу было скорее исключением. На практике гораздо чаще встречался подбор цитат, исключавший какую-либо внутреннюю критику этого источника, проверку его дополнительным документальным и архивным материалом. Авторы путем сопоставления ленинских цитат пытались найти ту из них, которая бы наилучшим образом характеризовала изучаемые проблемы. Смягчение идеологического климата не слишком повлияло на эту практику среди тех историков, которые не видели в ней ограничения для своей научной работы.

Очень наглядно эта особенность использования высказываний классиков дала о себе знать в выступлении С. М. Дубровского. В свою очередь обращаясь к вопросу о российских колониях, он приводит различные ленинские высказывания, апеллируя к аудитории: "Все знают, как поставил этот вопрос Ленин в эпоху империализма. Но если суммировать трактовку этого вопроса Лениным, то вы убедитесь, что Ленин говорит в экономическом смысле о колонии, о заселении, скажем, Поволжья. Но если взять другие высказывания Ленина, то Ленин говорит о территории, заселенной местными народами, подвергавшимся экономическому, политическому и прежде всего национальному гнету со стороны правящего класса"93.

Позиция С. М. Дубровского, рассматривавшего "Ленина из Ленина", была характерна для него как выпускника Института красной профессуры. Традиция толкования идейного наследия, привитая за годы обучения в ИКП, сохранялась у представителей "красных профессоров" на протяжении всей их научной деятельности. Основной упор делался на проблемы революционного движения и классовой борьбы.

В ходе обсуждения доклада А. В. Фадеева эта черта отразилась и в выступлении М. В. Нечкиной. Милица Васильевна, являвшаяся, по отзывам многих ее современников, любимой ученицей М. Н. Покровского в бытность вольнослушательницей Института

стр. 166

красной профессуры, где она занималась в его семинаре94, также отдала дань гипертрофированному отношению к проблеме революционности.

В обсуждавшемся докладе М. В. Нечкина, по ее словам, ожидала найти рассуждения о том, как развитие капитализма вширь отразилось на состоянии революционного движения России. Такой подход она считала у В. И. Ленина основным. "Развитие капитализма вширь Ленин трактует не просто как проблему саму по себе, а в тесной связи с тем обстоятельством, что это развитие капитализма вширь ослабляет остроту социальных противоречий в центре, дает возможность замедливаться развитию капитализма вглубь в центре и дает известный выход того напряжения классовой борьбы, которая в центре создавалась", - говорила в своем выступлении М. В. Нечкина. Она особо подчеркнула: "Ведь у Ленина эти две стороны проблемы теснейшим образом связаны"95.

В. К. Яцунский не был согласен с ее трактовкой этого ленинского тезиса как основного для понимания процесса развития российского капитализма вширь. Также не выходя за пределы ленинских формулировок, он подчеркивал, что, хотя упомянутое М. В. Нечкиной ленинское указание "не собирается оспаривать", поддерживает заявленный в докладе аспект изучения проблемы - специфику развития капиталистических отношений на периферии Российской империи и определение статуса этих территорий.

В. К. Яцунский утверждал, что "Милица Васильевна не права, когда она говорит, что это (ослабление классовой напряженности. - Л. С.) основное содержание этой проблемы. Ленин вовсе не говорит этого, он сказал, что это влечет ослабление противоречий в центре"96.

Таким образом, обсуждение было переведено в плоскость выяснения, что в высказывании В. И. Ленина надо считать более основным или решающим и т.д., для чего вновь сопоставлялись ленинские цитаты, с тем чтобы выявить расставленные в них акценты и предпочтения.

Продолжая свои размышления о том, что именно В. И. Ленин понимал под термином "колония", С. М. Дубровский призывал соблюдать субординацию признаков, характеризовавших это явление. Комментируя ленинские работы (в данном случае это были статьи "О национальной гордости великороссов" и "Социализм и война"), он призывал обратить внимание, "на что там делает Ленин упор", и таким методом определить важность конкретного признака (речь шла о национальном гнете)97.

Названные выше статьи В. И. Ленина послужили для Г. А. Арутюнова поводом обратить внимание докладчика на важность

стр. 167

соблюдения такого принципа, как использование ленинского высказывания не по частям, а полностью, с тем, чтобы не исказить его, что, безусловно, было важно98.

Анализ стенограммы этого обсуждения выявил еще одну особенность: полемика в границах, очерченных цитатами, могла быть бесконечной или окончиться на руководящем высказывании, которое либо не имело интерпретаций, либо принималось историками как единственно верное. Например, на вопрос с места, как он оценивает положение Украины в Российской империи, С. М. Дубровский отвечал однозначно: "Украину Ленин определяет как полуколонию"99, - считая дальнейшее обсуждение этого вопроса бессмысленным. Поэтому цитаты могли выполнять как роль инициатора, так и тормоза дискуссий.

Подводя некоторые итоги, следует вычленить наиболее характерные приемы обращения с цитатами классиков марксизма-ленинизма в первое послевоенное десятилетие. Их можно условно поделить на три группы. Первая объединяет те из них, которые связаны с отношением к цитате как марксистскому догмату. Вторая включает в себя элементы использования высказываний классиков марксизма-ленинизма с научных позиций. Третья характеризуется стремлением к их формальному использованию, к ограничению их влияния на собственно содержание исследования. Эта разноречивость, причем, как правило, дополненная смешением элементов нескольких групп в одной работе, была присуща всей советской исторической науке в изучаемый период, составляя ее характерную особенность.

Выявляются отличия в характере использования руководящих цитат в зависимости от принадлежности историка к определенной генерации. Историки первого марксистского поколения чаще других прибегали к аргументам из первой группы, представители "старой школы" больше склонялись к третьей, а вторая стала отличительной чертой исследователей послевоенной генерации. Однако ни в коей мере нельзя в данном контексте абсолютизировать фактор генерационности. Огромную и подчас решающую роль играла индивидуальность исследователя, его научное и гражданское самосознание. И, конечно, та общественно-научная атмосфера, в которой происходила профессиональная деятельность историка.

Гипертрофированная роль руководящих цитат в исторических исследованиях изучаемого периода была общей чертой последних. Она была следствием и одновременно катализатором догматического подхода к изучению проблем истории и, прежде всего, вопросов методологии, провоцируя и усугубляя его. Однако едва

стр. 168

ли можно винить в нем только отдельного исследователя: разработка вопросов теории марксизма-ленинизма, работа с текстами их классиков находилась вне компетенции историков; она являлась прерогативой партийных теоретиков-обществоведов. Только в период "оттепели" появилась и начала реализовываться возможность творческого осмысления, в первую очередь, ленинского наследия, стала уменьшаться роль цитат дня в работах историков, многие их которых позитивно восприняли этот факт. Например, А. А. Зимин писал в своих размышлениях, озаглавленных "Храм науки", что "после 1956 г. стало возможным издание обобщающих трудов об опричнине без ориентации на цитаты... Путь к научному подходу к теме был открыт"100. Но во многом это были сциентические иллюзии, возникшие на резком контрасте между сталинским догматизмом в науке и наступившим ослаблением идеологического гнета в период "оттепели".

Тенденция к высвобождению из-под гнета цитат была кратковременной, противоречивой и неполной, сохранявшей в себе все особенности приемов обращения с руководящими высказываниями, выработанными за предыдущие годы. В подтверждение процитируем строфы из гимна историков, которые с энтузиазмом исполнялись в середине 1950-х годов всем залом Института истории АН СССР на Волхонке, как вспоминает его автор И. В. Бестужев-Лада, перед началом и концом каждого капустника:

Вперед, орлы! Пусть враг дрожит.
Мы с вами призваны историю творить.
Перо - копье. Цитата - щит.
Идем на бой фальсификаторов громить101.

Цитата оставалась верным щитом историка как на внешнем, так и на внутреннем фронте, что было следствием методологического монизма советской исторической науки.

1 Сталин И. В. Марксизм и вопросы языкознания. М., 1950. С. 15.

2 Там же. С. 48.

3 Там же. С. 49.

4 Там же. С. 50.

5 Архив ИРИ РАН. Сектор В. Раздел XIII. Оп. 2. Д. 79. Ед. хр. N 101. Л. 67.

6 Там же. Д. 124. Л. 71.

7 Там же.

8 Там же. Д. 79. Ед. хр. N 101. Л. 155 - 156.

9 Там же. Л. 146.

10 Там же. Ед. хр. 128. Л. 27.

11 Там же. Д. 375. Л. 140.

12 Там же. Л. 141.

13 Рабинович М. Г. Записки советского интеллектуала. М., 2005. С. 282.

стр. 169

14 Архив ИРИ РАН. Д. 968. Л. 91.

15 Гуревич А. Я. История историка. М., 2004. С. 89.

16 Архив ИРИ РАН. Сектор В. Раздел XIII. Оп. 2. Д. 79. Ед. хр. N 101. Л. 82.

17 Там же.

18 Там же. Д. 389. Л. 128.

19 Там же.

20 Там же.

21 Дворниченко А. Ю. Владимир Васильевич Мавродин: Страницы жизни и творчества. СПб., 2001. С. 32.

22 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 1-е изд. Т. XVI. С. 3-40.

23 Архив ИРИ РАН. Д. 375. Л. 172.

24 Там же. Л. 173.

25 Там же. Л. 172.

26 Там же.

27 Цит. по: Дубровский А. М. Александр Александрович Зимин: трудный путь исканий // Отечественная история. 2005. N 4. С. 143.

28 Панеях В. М. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. СПб., 2000. С. 291.

29 Архив ИРИ РАН. Д. 439 а.

30 Там же. Л. 4.

31 Там же.

32 Там же. Л. 49.

33 Там же. Л. 55.

34 Там же. Л. 32.

35 Там же. Л. 32 - 33.

36 Вопр. истории. 1947. N 12. С. 62 - 79.

37 Там же. 1948. N 6. С. 60 - 70.

38 Архив ИРИ РАН. Д. 613. Л. 74.

39 Там же. Л. 215.

40 Чернобаев А. А. Историки России: Кто есть кто в изучении отечественной истории. Биобиблиографический словарь. 2-е изд., испр. и доп. Саратов, 2000. С. 384.

41 Архив ИРИ РАН. Д. 613. Л. 149.

42 Борисов А. К вопросу о формировании капиталистического уклада в промышленности // Вопр. истории. 1950. N 3. С. 69 - 87; Яковлев Б. Возникновение и этапы развития капиталистического уклада в России // Там же. N 9. С. 91 - 104.

43 Архив ИРИ РАН. Д. 613. Л. 149.

44 Там же.

45 Там же. Л. 154.

46 Там же.

47 Там же. Л. 154 - 155.

48 Там же. Д. 613. Л. 156.

49 Там же. Л. 153.

50 Там же. Л. 208.

51 Там же. Л. 224.

52 Там же. Л. 224 - 225.

53 Там же. Л. 194.

54 Там же. Л. 199 - 200.

55 Там же. Л. 230.

56 Там же. Д. 974 а.

стр. 170

57 Там же. Л. 2.

58 Там же.

59 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 3. С. 595.

60 Архив ИРИ РАН. Д. 974а. Л. 2.

61 Там же.

62 Там же.

63 Там же. Л. 4; Ленин В. И. Т. 3. С. 594.

64 Архив ИРИ РАН. Д. 974 а. Л. 8.

65 См.: Ленин В. И. Т. 3. С. 595.

66 Архив РАН. Д. 974 а. Л. 32.

67 Там же. Л. 9.

68 Ленин В. И. Т. 3. С. 597 - 598.

69 Там же. С. 597.

70 Там же; Архив ИРИ РАН. Д. 974 а. Л. 9.

71 Архив РАН. Д. 974 а. Л. 10.

72 История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков): Краткий курс. М., 1953. С. 6.

73 Архив ИРИ РАН. Д. 974 а. Л. 5.

74 Там же. Л. 54.

75 Там же. Л. 55.

76 Ленин В. И. Т. 31. С. 50.

77 Архив ИРИ РАН. Д. 974 а. Л. 68.

78 Там же. Л. 65.

79 Там же.

80 Там же. Л. 66.

81 Там же. Л. 65.

82 Ленин В. И. Т. 28. С. 238.

83 Архив ИРИ РАН. Д. 974 а. Л. 68, 82.

84 Ленин В. И. Т. 27. С. 377.

85 Архив ИРИ РАН. Д. 974 а. Л. 82.

86 Там же.

87 Там же. Л. 90.

88 Там же. Л. 91.

89 Там же. Л. 86.

90 Там же.

91 Там же.

92 Там же. Л. 87.

93 Там же. Л. 68.

94 Вандалковская М. В. Милица Васильевна Нечкина // Историческая наука России в XX веке. М., 1997. С. 397.

95 Архив ИРИ РАН. Д. 974а. Л. 74.

96 Там же. Л. 84.

97 Там же. Л. 69.

98 Там же. Л. 93.

99 Там же.

100 Цит. по: Дубровский А. М. Александр Александрович Зимин. С. 144.

101 Бестужев-Лада И. В. Свожу счеты с жизнью: Записки футуролога о прошедшем и приходящем. М., 2004. С. 441.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments