?

Log in

No account? Create an account
May 2012   01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Левоопозиционерка Свалова. Ч. 1

Posted by alexkinzer on 2008.03.10 at 17:05
Tags: , ,
Владислав Шабалин. Непримиримая «Комсомолка»

Колония политссыльных, с Мерке, Чимкентский округ, Казахстан Н. А. Злотченко, Ч. А. Левитов, Д. 3. Свалов и Л.З. Свалова. 1 мая 1929 годаПредисловие alexkinzer: Статья пермского историка открывает неизвестные страницы борьбы сторонницы Левой оппозиции Лидии Сваловой, побывавшей в одной ссылке с Борисом Эльциным и Виктором Сержем. Свои идеалы молодая оппозиционерка пронесла до самой смерти – расстрела в Воркуте.

ЛЕВАЯ ОППОЗИЦИЯ

Осенью 1937 года, когда в СССР уже шла «Большая чистка» и тысячи арестованных граждан превращались в участников липовых правотроцкистских, шпионских и фашистских организаций, на Колыме без особой огласки были расстреляны настоящие враги сталинского режима. Власть презрительно именовала их «троцкистами», стараясь этим ярлыком символически отделить их от партии, сами же оппозиционеры называли себя «большевиками-ленинцами», подчеркивая этим свою принадлежность к ленинской революционной традиции

Чего хотели левые оппозиционеры? В эпоху НЭПа они считали, что достижения революции находятся в опасности, потому что в СССР укрепляется мелкая буржуазия, а власть перехватывает новая советская «партсовбюрократия», оттесняя при этом настоящих большевиков. Рецепт спасения революции, по их мнению, заключался в реформах Необходимо ограничить частника, вести более революционную внешнюю политику, ускорить развитие индустрии и ввести подлинную внутрипартийную демократию. Последнее требование предусматривало свободу дискуссий, разрешение фракций и широкую выборность, все, разумеется в рамках ВКП(б)

До 1927 года противостояние оппозиции со Сталиным и партийной бюрократией велось в более или менее мирных формах. Конечно, обе стороны оскорбляли друг друга, в запале борьбы нарушали устав партии, да и закон, но все-таки долгое время это был «внутрисемейный» спор, который старались за рамки партии особо не выносить. Да и непонятно было большинству населения, в том числе рядовым коммунистам о чем там между собой спорят партийные вожди. Что они там за ножницы цен обсуждают. В лучшем случае ситуация воспринималась как личный конфликт Сталина и Троцкого

После декабря 1927 года, то есть после XV съезда ВКП(б) ситуация резко поменялась Принадлежность к левой оппозиции была признана несовместимой с членством в партии. Населению усиленно внушалось, что «троцкисты» — это контрреволюционеры. А раз так, то ими должно заниматься уже ОГПУ, а не органы партийного контроля. Это изменение в отношении к оппозиции стало переломным моментом. Против большевиков-ленинцев начались репрессии ссылки, увольнения, психологическое давление. Большинство из них после этого подали заявления об отходе от оппозиции, особенно быстро это сделали те, кто занимал значимые посты. Например, в Уральской области от оппозиции отошли все, кто имели должности уровня директора, зама и тому подобные. По нашим подсчетам, таковых насчитывалось 28 человек. Среди них был, например, директор Мотовилихинского завода В. С. Чекмарев.

Лишь небольшая часть непримиримых большевиков-ленинцев продолжала борьбу. В 1928-1930 годах они создавали нелегальные группы, распространяли листовки, выступали на собраниях с критикой власти, но ОГПУ пресекло и эту деятельность, и основная часть непримиримых оказалась в ссылках и политизоляторах. Но даже после этого оппозиция не прекратила своего существования. В ней остались самые фанатично преданные своим идеям люди, то есть те, кто не скрывал своих взглядов и не писал покаянных писем в партийные органы. С1936 года их стали переводить в лагеря, а в 1937 году уничтожили. Среди расстрелянных на Колыме непримиримых оппозиционеров была и наша землячка — Лидия Свалова.

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

В честь людей, подобных Лидии Зиновьевне Сваловой, в советское время называли пионерские отряды. Наверное, и ее имя носила бы какая-нибудь дружина или даже школа, если бы случилось невозможное и левая оппозиция в конце концов победила. У любой политической идеологии есть свои канонизированные мученики, пострадавшие за идею. Свалова вполне подошла бы для этой роли — треть ее непродолжительной и трагической жизни прошла в тюрьмах и ссылках. Левая оппозиция не победила, а имя Лидии

Сваловой, погибшей в тридцатилетнем возрасте, стало не просто забытым, а скорее неизвестным и для пермяков, и для специалистов-историков.

Источники позволяют проследить наиболее значимые эпизоды ее жизни, вместе с тем многое остается неизвестным. Например, мы не обладаем полной информацией о ее родителях Ничего не известно о ее матери. Нет и прямых сведений об отце. Мы располагаем лишь данными о том, что в Шпагинских мастерских, где с 1926 года работала токарем Лидия Зиновьевна, трудился некий Зиновий Свалов. Он примечателен тем, что в прошлом был эсером, причем состоял в рядах этой партии с 1902 года. В 20-е годы он, будучи членом ВКП(б), получал персональную пенсию, видимо, за революционные заслуги. По возрасту, не говоря уже о имени и фамилии, он вполне мог быть отцом нашей героини.

В документах, непосредственно относящихся к Сваловой, ее отец упомянут лишь однажды. В феврале 1928 года она отказалась прибыть на заседание партколлегии ОКК ВКП(б)1, куда ее вызвали в связи с оппозиционными взглядами и исключением из партии Затем она изменила свое решение и все-таки на заседании появилась Подтвердив свою принадлежность к оппозиции, Лидия Свалова объяснила причину своего появления Ее ответ в пересказе стенографиста был внесен в протокол: «Пошла, говорит, сегодня в ОкрКК только лишь потому, что отец послал, он чл. партии, и если бы я не пошла, он назвал бы меня трусом»2. Далеко не каждая двадцатилетняя барышня предпочтет напряженное общение с пятью враждебно настроенными мужчинами3 из ОКК обвинению в трусости Возможно, именно страх оказаться «трусом», помимо веры в коммунистические идеалы и убежденности в своей правоте, позволял ей на протяжении последующих девяти лет продолжать борьбу в условиях, которые не выдерживали многие мужчины. Один из соратников по оппозиции, знавший Свалову в середине 30-х годов, назвал ее «на редкость мужественным человеком»4.

ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ: ПЕРВЫЕ ШАГИ В ОППОЗИЦИЮ

Начало оппозиционной деятельности Сваловой относится к 1927 году. Наверное, молодая энергичная комсомолка, да еще политически грамотная5 , могла выбрать и другой путь, например делать карьеру. Социальное положение и политический статус были подходящими — в августе 1927 года работница от станка Лидия Свалова стала кандидатом в члены партии. Рабочие с подобными данными в то время активно выдвигались на руководящие посты. Все, что было нужно, — это верить директивам сверху и воплощать их в жизнь. Однако Свалова относилась к категории критически мыслящих молодых людей, и анализ того, что происходило в стране, привел ее в ряды оппозиции.

Наибольшая активность пермских оппозиционеров приходится на относительно короткий период с августа по декабрь 1927 года. Вся их работа организовывалась активистами, которых, по данным ОГПУ, насчитывалось тогда девять человек. Во главе этой группы стояли два приехавших из Москвы человека — С. Баранов и В Скобляков. Их задачей было распространение альтернативной информации и создание в пермском округе фракционных групп Эти группы должны были продемонстрировать силу оппозиции на предстоящей в ноябре предсъездовской партийной дискуссии, во время которой предполагалось обсудить две программы дальнейшего развития страны — платформу ЦК и платформу оппозиции. Одновременно должны были пройти выборы делегатов на XV съезд ВКП(б).

Конечно, никакой дискуссии, строго говоря, не было. Все мероприятие проходило под плотным контролем партаппарата. При Уральском обкоме существовала особая бригада специально подготовленных докладчиков, которую должны были быстро перебрасывать в те парторганизации, где замечалась активизация левых. Трудовые коллективы, где рабочие проявляли интерес к идеям троцкистов, тут же попадали на учет контрольных комиссий Оппозиционеров туда больше старались не пускать, а на прикоснувшихся к «ереси» рабочих начинали давить — вызывали в партком на собеседования Так было, например, в Чусовом, где после приезда Баранова почти 20 рабочих-коммунистов попали под партийное следствие

Речь той же Сваловой, выступавшей на заседании пленума райкомола, была прервана председателем Другим оппозиционерам специально подобранные люди из зала мешали говорить, производя шум и выкрикивая оскорбления Доступ к местным газетам для оппозиционеров также был закрыт, поэтому они вынуждены были распространять свои идеи устно, либо всеми правдами и неправдами самостоятельно изготавливать листовки Для этого обычно использовали служебные пишущие машинки, которые тогда еще не
находились под столь строгим контролем, который характерен для более позднего советского периода

Во второй половине 1927 года Свалова занималась тем же, чем и все остальные оппозиционеры, — знакомила окружающих с программой большевиков-ленинцев Сохранилась стенограмма ее выступления на комсомольском собрании, которое можно датировать ноябрем 1927 года. (Возможно, это было упоминавшееся выше выступление на заседании райкомола). Свалова не была прирожденным оратором, однако этот недостаток в ее речах компенсировался энергией и искренностью которые Лидия Зиновьевна в них вкладывала. Это можно сказать и о выступлении на комсомольском собрании

В короткой речи Свалова попыталась задеть сразу множество вопросов Она говорила и о травле оппозиции, и о внешней торговле и о несправедливом обвинении Л Троцкого в контрреволюционности и меньшевизме Напомнила собранию о его роли в Гражданской войне. «Когда-то ценили Троцкого. Стоило ему было показаться у Вятки6, как белые пошли к отступлению»

Принципиальным для Сваловой был вопрос о пьянстве Она трижды в течение выступления возвращалась к этой теме В частности указала на причину, по которой алкоголем злоупотребляют комсомольцы: «Комсомол пьет потому что пьет партия и говорит. что нужно пить» Документы того времени показывают, что проблема пьянства была действительно очень болезненной. Однако «рыковка как тогда называли дешевую водку, давала огромный доход бюджету и государство не собиралось от него отказываться, несмотря на то что спивалась его классовая опора «Оппозиция против выпуска водки», — категорически заявляла по этому поводу Свалова7

После XV съезда партии, Лидия Свалова, как и многие представители левой оппозиции, не пожелавшие отречься от своих взглядов, была исключена из партии. Решение об этом было принято на цеховом собрании коммунистов в феврале 1928 года, а позже, в марте, подтверждено на окружном уровне. На девушку все произошедшее произвело чрезвычайно сильное впечатление. Изгнание из партии, нечестная борьба, которая велась против оппозиции — все повлекло за собой утрату веры в партийные институты. Это совершенно четко видно из ее отказа прийти на заседание партколлегии ОКК, о котором мы говорили выше. Ее отношение зафиксировано в протоколе заседания этого органа: «На вызов Уполномоченного ОкрКК по г. Перми ответила, что она формально не считает себя кандидатом в члены ВКП(б) и членом ВЛКСМ, поэтому, мол, для меня сейчас все инстанции партии и комсомола пустой звук»8.

В 1937 году, уже на Колыме, нечто подобное на допросе дерзкая оппозиционерка заявила следователю о своем отношении к карательным органам. «С 1928 года в НКВД никаких документов не подписывала, так как все мероприятия НКВД считаю комедией...»9.

Можно сказать, что на рубеже 1927-1928 годов молодая комсомолка испытала то, что называют культурным шоком. Его источником в данном случае явилось открытие, что социальные и. в частности, политические институты являются совсем не тем, чем кажутся. Большинство молодых оппозиционеров, сделав подобное открытие, смирились и отказались от своих взглядов, меньшинство нет. Эти непримиримые большевики-ленинцы, начиная с конца 20-х и в течение 30-х годов, переходили на все более радикальные позиции по отношению к власти. Они не были так сильно привязаны к партии, как их старшие товарищи и вожди, вроде Зиновьева и Каменева, и их расставание с ВКП(б) прошло гораздо легче. Самым главным для них был вопрос политической свободы, правда, понимали они его по-своему. Их требования выборности, конкуренции идейных течений, независимой дискуссии касались только ВКП(б). Это было требование политической свободы для избранных — членов коммунистической партии. Но и это в условиях тоталитарного режима было немыслимо.

Продолжение - Ч. 2

Comments:


(Anonymous) at 2010-04-24 14:42 (UTC) (Link)

Спасибо за память

Лидия Зиновьевна Свалова - родная сестра моей родной бабушки - Веры Зиновьевны Сваловой Бабушка еще жива, ей 89 лет. Были еще брат Дмитрий ( военный, погиб, как и Лидия) и сестра Таисия (была засл.учителем Белоруссии, умерла в г.Актюбинске Казахской ССР в 80-х годах). ПРо Лидию и Дмитрия нам бабушка ничего не рассказывала, а на расспросы хмурилась и говорила - они погибли Только сейчас начинаю по крохам узнавать об их судьбе. Спасибо ВАм за то, что помогаете хранить память об этом поколении людей!...
Alex Kinzer
alexkinzer at 2010-04-24 20:29 (UTC) (Link)

Re: Спасибо за память

Я сообщил автору, и он попросил оставить вам его e-mail: Vlashhh@yandex.ru
Previous Entry  Next Entry